fistashka: (моргает)
[personal profile] fistashka
Для проекта "День юного алхимика" в Заповеднике Сказок http://zapovednik-2005.livejournal.com/492752.html

Вечерами Чима любила забираться на подоконник и глазеть в окно. Пока она смогла полюбоваться только осенним и зимним пейзажем: в приют ее доставили в самом начале осени. Глупо, когда у тебя есть дом и в банке лежат кое-какие денежки, но ты не можешь распорядиться ими до достижения совершеннолетия. Родители уехали в путешествие летом и до сих пор не вернулись, а дальняя родственница, оставшаяся присматривать за девочкой, была уже в возрасте и отказалась нести эту ношу далее. Правда, старушка перед отъездом оформила необходимые бумаги, так что Чиме ничего не угрожало. Еще три года, и она сможет вернуться домой. А если мама и папа объявятся… Сколько Чима себя помнила, родители всегда куда-то уезжали, то ли по делам, то ли из страстной любви к приключениям и перемене мест. В этом милом городке они поселились совсем недавно. Так что принять на себя полноценное опекунство никто не решился – даже друзей мама и папа не успели здесь завести.
Из окна Чима видела занесенные снегом деревья, фрагменты каменной стены, окружающей замок, крыши городских домов с торчащими там и сям печными трубами, а еще дальше – поля и лес, почти неразличимые за снежной пеленой.

- Привет, златовласка! – голос доносился сзади и снизу.

Чима обернулась. В темноте неосвещенной комнаты слабо белело знакомое лицо.

- Привет, Лу! – она улыбнулась и, переменив позу, протянула ему руку. – Залезай!

Мальчик замешкался. Из-за больных ног он передвигался на деревянной платформе на колесиках, но всегда старался действовать самостоятельно. Он взял Чиму за руку, и она легко втащила его на подоконник. Руки у Лу были сильные, главное, как он говорил, за что-нибудь уцепиться. Чима помогла ему устроиться и поделилась частью пледа – старого, потертого, теплого. На втором этаже здания самое уютное место находилось на подоконнике. Директор приюта следил, чтобы окна были законопачены, а тепло от батареи создавало приятную атмосферу.

- Держи, сегодня три месяца, как ты приехала! Под цвет твоих глаз! – Лу протянул девочке маленькую, красиво ограненную стекляшку. Голубоватый кусочек сиял и искрился, поэтому Чима почти сразу догадалась, что обычное стекло вряд ли стало бы светиться в полумраке.

- Ох, спасибо, камушек чудесный! – она осторожно взяла подарок. Первый подарок за долгое время! От чувства, что она кому-то нужна, что кто-то помнит даже столь малозначащие даты, сердце Чимы забилось чаще.

- А где ты его достал? – спросила она, любуясь игрой света.

- В старой части замка, в подвале, - с горделивыми нотками в голосе бросил Лу.


Приют располагался в наспех отреставрированной части замка, принадлежавшего некогда знаменитому рыцарю, барону Геральду. Его любовь к королеве Сильвии стала легендой. Чима читала, что, защищая в годы смуты тогда еще юную принцессу, красавец-рыцарь сильно пострадал, а потом переехал в этот город, приобрел замок и стал затворником. После его смерти, более двадцати лет назад, замок выкупило благотворительное общество.
Чима, как и прочие обитатели приюта, уже научилась презрительно фыркать, когда речь заходила об этой уважаемой организации. Она пару раз принимала участие в благотворительных балах, убираясь в зале (разносить кушанья и напитки высоким гостям ей пока не разрешалось). Ее удивляло, что в сущности неплохие дяди и тети, одетые для сироток нарочито скромно, пили дорогие напитки и ели изысканные блюда на глазах у вечно голодных воспитанников, а потом жертвовали большие деньги, которые потом так распределялись учредителями – тоже милыми и добрыми людьми, - что на сирот оставались жалкие крохи. Счастье, что директор был честным и заботливым человеком и старался изо всех сил: через много лет Чима это оценила, узнав, что он тратил почти все личные деньги на подопечных.

- Слушай, я бы не рискнула туда спускаться…- начала было Чима и прикусила язык, боясь задеть чувства друга.

- Я сам удивляюсь, как смог проехать на этой каталке! – Лу засмеялся. – Столько грохоту было, всех мышей распугал! Не волнуйся за меня!

Он встряхнул гривой иссиня-черных волос и потрепал Чиму по плечу. Сейчас Лу вовсе не походил на калеку. Живые темные блестящие глаза, заразительная улыбка – он чем-то напомнил девочке барона Геральда, чей портрет висел у директора в приемной рядом с портретами главного учредителя фонда и его супруги.

- Впрочем, - переменил тему мальчик, - я обещал подтянуть тебя по математике.

Чима со вздохом вынула из-под пледа тетрадку и карандаш, Лу достал спички и зажег стоящую на подоконнике лампадку.

- Ну что же, начнем, - сказал Лу серьезно. Мальчик относился к учебе ответственно. Первый ученик в классе, он прекрасно знал, что калеке, отданному в приют собственными родителями, в жизни придется туго без солидного запаса знаний. По рекомендации директора его недавно начали приглашать на практику в банковские конторы и даже что-то платили. А, главное, он всегда заступался за Чиму и подбадривал ее.

Математику Чима не любила, вернее, не понимала. К ее удивлению, учебная программа в приюте оказалась намного сложнее обычной школьной. Помощь Лу пришлась как нельзя кстати.


- Вот вы где! – госпожа Лиза, воспитательница старших классов, с шумом ввалилась в комнату. Она была высокая, худая, нескладная. То и дело натыкалась на мебель, хотя видела отлично. Она прошла путь от простой приютской девчонки до учительницы основного родного языка.

В комнате был только один стул, но Лиза умудрилась его опрокинуть. Судя по последовавшему тут же вскрику, о стол она тоже ударилась, но дубовый старинный монстр не двинулся с места.

Быстро подойдя к окну, Лиза протянула руку и схватила голубой камушек, беспечно оставленный Чимой на виду.

- Какая прелесть! – воскликнула Лиза, перекатывая камень на ладони. – Откуда это? Дети, вы же знаете, что украшения у нас запрещены! Директор будет ругаться… сейчас же не праздник… Придется запереть это в сейф до следующего бала!

- Такую малость господин директор разрешит, - обеспокоенно возразил Лу, - у Чимы больше нет украшений, одно можно!

Лиза покачала головой.

- Так откуда он?

- Лу нашел это в подвале старого замка! – брякнула Чима, не подумав.

- Лу, Лу! – простонала воспитательница, хватаясь за голову (хоть растрепанные кудряшки пригладила). – Неужели спускался в подвал, а еще хороший ученик! Ты знаешь, что там опасно. Старый хозяин занимался алхимией, кто знает, какие ужасные снадобья он использовал! Ох, Чима, зачем тебе этот камень, ведь девочки и так тебя недолюбливают! Ты же и так миленькая, зачем себя украшать?!

Лиза продолжала тараторить, и Чима, бросив взгляд на Лу, увидела неподдельный интерес на лице мальчика.

- Извините, госпожа воспитательница, - перебил он Лизу, - вы имеете в виду рыцаря Геральда? Он разве увлекался алхимией? Откуда у него такие знания, ведь алхимия давным-давно вышла из моды, даже двадцать лет назад никто ей не занимался?!

- Ох, солнышко! – глаза госпожи Лизы затуманились. – Это так романтично! Я ведь видела господина барона, когда была девочкой! И наш приют он основал, у него была хорошая военная пенсия, так он ее частично на сирот тратил. А нынешние благодетели у него еще при жизни выкупили часть здания, ему же все больше и больше средств нужно было!

- Как странно, а нам говорили, что пансион только после него основали! – вспомнила Чима.

- Ну, наши благодетели не очень любят это вспоминать. Он же красивая легенда… любовь к прекрасной даме и все такое. А на деле он к концу жизни был помешанный калека. Знаете, часть лица словно изжевана, на костылях еле ходил… кошмар, кошмар… И когда в пансион королева Сильвия приезжала, про него ей сказали, что умер, он и сам не хотел бы ее расстраивать. И алхимией стал заниматься, чтобы Камень жизни найти, который исцеляет и чуть ли не бессмертие дает. После ранения голова у него совсем плохая стала… когда выходил на свет, детишки пугались!

- А романтика где? – вновь вмешался Лу. Скороговорка госпожи Лизы, которая на уроках изъяснялась медленно и четко, начала его раздражать.

- Лу, дорогой, он хотел стать здоровым и вернуться к своей королеве! – воскликнула воспитательница. – Лекари ведь ничем помочь не смогли! Он и покупал старые манускрипты, посылал мальчишек доставать всякие странные вещи, какие-то камни выкапывать… По его рецептам аптекарь разные препараты готовил… Знаете, в старой части замка его кабинет с библиотекой, а сразу вниз по лестнице, в подвале, целая огромная лаборатория. Только у общества пока денег нет там все вычистить и отреставрировать… Может быть, даже Комнату редкостей сделают, только руки не доходят. Ты, Лу, не ходи туда, вдруг куда-нибудь упадешь, дерево гнилое!

- Спасибо, госпожа Лиза! Вы всегда так подробно и понятно все объясняете! – вежливо произнес Лу. Чима энергично закивала. Чертик любознательности уже начал покалывать рожками ее впечатлительную душу.

- Ну ладно, у вас все в порядке, ведете себя пристойно и тихо, так что занимайтесь! – благосклонно сказала воспитательница. Она забыла о камушке, и Чима с кошачьей ловкостью незаметно подобрала подарок с края подоконника, куда его положила увлекшаяся беседой Лиза.

Спускаясь по лестнице, воспитательница не раз прослезилась, вспомнив красивую царственную женщину (забавно, она думала, что королевы всегда ходят в короне), которая бродила у полуразрушенных стен и заглядывала в окна, словно ища кого-то. Ах, какие у нее были туфли – с виду простые, но до чего же элегантные! «Милая детка, - спросила тогда королева Сильвия, - ты не знаешь, господин Геральд действительно умер? Он же был совсем не старый..» И ее ответ: «Да, добрая госпожа, он умер от ранений!» За это страшный мужчина из замка дал ей коробку настоящих шоколадных конфет! Задумавшись, сентиментальная Лиза оступилась, но, к счастью, вовремя успела схватиться за перила.

- Старая часть замка закрыта, я не могу разрешить тебе туда ходить! – директор был непреклонен. – К тому же занятия алхимией – опасный вздор, ты можешь серьезно себе навредить!

- Но я пойду с ним! – выпалила вдруг Чима. – Если я за ним прослежу, то ничего страшного не случится!

- Дитя, тебе надо много заниматься, да и у Лу помимо уроков есть подработка. Лучше лишний час погулять на свежем воздухе! – директор сердито нахмурил брови. - Тебе не кажется, что ты могла бы больше времени проводить со сверстницами?

Чима уныло кивнула, вспоминая, как надменно встретили ее старшеклассницы. «Да что в ней хорошего, кроме волос!» – задела случайно услышанная фраза.

Каждый маленький промах в первые недели оборачивался большим конфузом. Лишь совсем недавно некоторые девочки, присмотревшись, начали с ней дружелюбно общаться. Но все-таки с Лу было спокойней. Он не язвил и, если и смеялся над ее ошибками, то по-доброму, предлагая тут же варианты решения задачи.

- Я могу ходить туда каждый день после занятий. Мне нужен всего лишь час! – воскликнул Лу.

- А я могла бы прибираться! – оживилась Чима. – Пол подмести, пыль вытереть. Хотя бы там, где будет Лу.

- А зачем тебе вдруг алхимия?! – развел руками директор. – Неужели ты хочешь научиться добывать золото… из мусора? Ты и без алхимии займешь достойное место в жизни. Ты талантлив, упорен, трудолюбив…

- Ну, хотелось бы и мне поискать Камень жизни! – воскликнул Лу. Его пальцы, впившиеся в бортики тележки, побелели.

- А, я понимаю, конечно, - директор внезапно расслабился, - но рыцарь Геральд так и не нашел этот камень.

- А вы уверены, господин директор? – тихо спросил Лу.


Как ни странно, разрешение на занятия в старой части замка они получили. Каждый день после уроков Чима и Лу отправлялись работать в подвал. Чима – с ведром и тряпкой, Лу – с очередным фолиантом, позаимствованным из библиотеки рыцаря Геральда. К удивлению детей, они обнаружили подъемный механизм, так что спуститься из библиотеки в подвал стало делом нескольких минут. Немного прибравшись, Чима садилась у стола и смотрела, как ловко работает Лу.

Еще одной ценной находкой стало удобное металлическое кресло на колесах, скорее всего, заказанное увечным бароном. Чима подкладывала на сиденье плед, и Лу передвигался по комнате с удивительной быстротой – от полок с загадочными разноцветными бутылочками, графинами и шкатулками к уставленному колбами и ретортами столу. Истопник одолжил им немного угля, и Лу мог разжигать огонь в хитроумно сделанной жаровне. Бульканье жидкостей действовало на Чиму успокаивающе, хотя иногда в лаборатории скапливались такие отвратительные запахи, что девушка взбиралась на стремянку и открывала окна, находившиеся у самого потолка, а затем долго, до онемения в руках, поднимала и опускала рычаг, приводящий в действие деревянный вентилятор.

- Рыцарь Геральд пришел к выводу, что наше тело состоит из множества водяных пузырьков, которым присущи разные свойства и даже цвет. Стоит найти нужное сочетание элементов, и эти маленькие шарики, которые были чем-то повреждены, придут в норму! – однажды объявил Лу торжествующим тоном.

- Что-то не вижу я этих шариков, - хмыкнула Чима. Она все больше привязывалась к Лу и считала разумным время от времени гасить не в меру разгоревшийся энтузиазм юноши.

- Они такие маленькие, что их не заметно! – воскликнул Лу. – Твои золотистые волосы состоят из шариков, в которых преобладает золото, – поэтому волосы на ощупь кажутся тонкими, но плотными!

- А у господина директора в волосах серебро? – недоверчиво протянула Чима. – Но ведь видно, что раньше волосы у него были каштановыми!

- Все сходится! – так же увлеченно возразил Лу. – Тогда там преобладала медь, но из-за слабости, присущей возрасту, она превратилась в серебро! Представляешь, если я найду Камень жизни, то можно будет даже отрубленную… руку восстановить!

Лу, конечно, хотел сказать «ногу», но вовремя остановился.

- Ну как вы тут? Вижу, стараниями Чимы здесь стало чисто! – раздался вдруг знакомый голос. Господин директор спустя полгода соблаговолил посетить старую лабораторию. Чима первый раз заметила, как прямо он держится, несмотря на возраст. Да какой возраст. Чима подумала, что и полусотни лет ему не дашь, хотя еще несколько месяцев назад он казался ей стариком. И двигался директор легко – они даже не заметили, как он вошел.

- Рады вашему приходу. И, знаете, теперь я полностью разделяю теорию барона Геральда! – с поклоном сказал Лу. – Еще немного, и я добуду Камень жизни. На заработанные средства я купил жидкий металл, перо Огненной птицы и лапку черного кролика. Остальные элементы я нашел здесь.

- Да уж, вижу, ты не отступишься, - в голосе директора звучала грусть, - я знаком с теорией о водяных пузырьках, но ни к чему хорошему это не привело!

Мужчина приблизился к Чиме и со слабой улыбкой коснулся голубого камушка, который Лу совсем недавно оплел позолоченной сеткой и прикрепил к цепочке так, чтобы Чима могла носить его на шее.

- Тебе нравится этот камень, Чима? – спросил он тихо.

Девушка кивнула.

- Неужели это имеет отношение к Камню жизни? – всплеснул руками Лу.

- Нет. Это простая стекляшка, шарик, соединенный клеем и обработанный под драгоценный камень. Внутри – чешуйки светящейся рыбы. Рыцарь Герльд часто любовался этой простенькой вещью, – директор пожал плечами. - Я не уверен, что вам стоит продолжать занятия алхимией. Я думал, что за несколько месяцев ты это поймешь и отступишься!

- Вы не верите, что барон Геральд мог найти Камень жизни? Откуда вы знаете? Я ведь исследовал старые записи, нигде нет сведений о его смерти. Он просто исчез, а все почему-то решили, что он умер!

Директор долго молчал. Чиме стало неуютно и она было решила что-нибудь сказать, но мужчина наконец решился.

- Я был оруженосцем рыцаря Геральда тридцать лет назад. - вздохнул он. - После восшествия королевы Сильвии на престол мы переехали сюда, и мой хозяин начал свои удивительные опыты. Да, он перепробовал множество ингредиентов, желая вернуть свой прежний облик. Может быть, отчасти его теория о водяных пузырьках верна: по прошествии нескольких лет его лицо посвежело, шрамы разгладились, походка стала уверенней, хотя он по-прежнему носил капюшон, чтобы не пугать окружающих. Изменения к лучшему стали так заметны, что он увеличил дозу снадобий и мазей, которыми пытался исцелиться. Однажды я пришел навестить хозяина, но увидел его тело на полу у лабораторного стола. Очевидно, он использовал слишком много жидкого металла. Я до сих пор не забуду его молодое гладкое лицо. Пришлось похоронить барона тайно, без свидетелей. Тогда продолжались гонения на волшебников и чародеев, так что увидев его в таком прекрасном обличье после смерти, люди сочли бы это скорее черной магией, чем светлым чудом. И так поговаривали, что он продал душу дьяволу… Могли пострадать многие его знакомые. Теперь все забылось, но к чему ворошить прошлое. Я хожу на могилу рыцаря Геральда, он похоронен под своим настоящим именем, но его мало кто знает, так что все в порядке.

- Значит, я никогда не смогу стать нормальным человеком? – Лу сказал это с таким отчаянием, что Чима невольно протянула руку и положила на плечо друга.

- Ты и так нормальный человек! – воскликнула девушка. – Самый лучший и самый нормальный! Ты – все, что у меня есть!

Она залилась румянцем и смущенно опустила голову. Лу благодарно погладил ладонью ее маленькую руку.

- С помощью алхимии ты вряд ли вылечишься, но есть и другие средства. Мне жаль, что в приюте я ничем не могу помочь, но за его пределами есть много возможностей! – кашлянув, произнес директор. – Ты справишься, парень! Вы с Чимой справитесь!


Чима выглядывает в окно. Ага, самое время подогреть жаркое. Лу обычно задерживается в банковской конторе, но сегодня первая годовщина их свадьбы, он будет вовремя. Родительский дом достался ей в ужасном состоянии, Лу пришлось вложить много денег в ремонт. Занятия с целителями и лучшие лекарства тоже требуют средств. Но молодые супруги не унывают. На работе Лу ценят, не зря он так упорно учился. Капитал, оставшийся Чиме от родителей, они не трогают: всегда надо иметь что-то на черный день. Но каждый месяц Чима и Лу передают некую сумму на нужды приюта. Передают лично директору, зная, что в отличие от благотворителей, этот бедно одетый человек потратит золотые на то, что действительно необходимо сиротам.

Чима видит, как к воротам подъезжает легкая повозка. Лу правит сам, прислугу они не держат. Он осторожно спускается на землю и, прихрамывая, ведет их шуструю рыжую лошадку к конюшне. А вот и господин директор, не утративший за эти годы военной выправки. Он догоняет Лу и вскоре, оживленно переговариваясь, мужчины входят в дом.

Чима улыбается и машинально поглаживает искрящийся голубой камушек на тусклой цепочке, давний подарок мужа.

В радужном настроении она идет навстречу самым дорогим для нее людям, зная, что первый тост за праздничным столом будет за рыцаря Геральда, алхимика и легендарного возлюбленного покойной ныне королевы.

Page generated Sep. 23rd, 2017 02:41 pm
Powered by Dreamwidth Studios