fistashka: (дарю цветы)
[personal profile] fistashka

Остров Отрада на планете Алива уже издалека радовал взгляд: зелёное пятнышко на синем фоне, окаймлённое песчаными пляжами в пышных пенистых завитках океанского прибоя. Там и сям у деревянных причалов белели элегантные яхты туристов и аборигенов.

На Отраде имелось всё: экзотическая растительность, съедобные плоды и ягоды, милые и ласковые после умеренно-кровавого поедания друг друга животные, сладкоголосые птицы. Роскошные виллы на первой полосе с выходом на пляж, теннисные корты и поля для гольфа. Как это умещалось на небольшом клочке суши? Секрет знали лишь аливяне, потомки земных колонистов с островов Тихого океана: смуглые, грациозные, живописно одетые, украшенные венками из цветов.

Том Лейн несколько лет назад посетил остров. Тогда он служил матросом на яхте руководителя крупной земной корпорации. Аливяне долго терпели причуды богатого гостя, но потом выдворили дебошира за пределы зоны.

Теперь Том плыл на своём собственном корабле под именем кузена Ли, так как предполагал, что внесён в «черный список» вместе со всем персоналом богача. А то, что спустя несколько месяцев он ограбил работодателя и сбежал, аливян не должно было волновать.

Впереди замаячила граница – силовое поле по периметру острова, обозначенное высокими красными буйками. Между буйками для ясности была натянута узкая полоса чёрно-белой сетки, выкрашенной в шахматном порядке. Главные ворота находились на раздвижной платформе: крупные яхты из-за ширины не могли пройти сквозь них и отправлялись восвояси. Пограничники-аливяне славились жёсткостью в вопросах охраны окружающей среды и порядка. Над воротами висела надпись на нескольких земных языках: «Просим не гадить, земляне, вы и так уже испоганили всё что можно!» Аливяне явно не считали себя землянами. За какие-то двести с лишним лет они утратили уважение к своим корням, тем более что на Земле дела обстояли именно так, как говорилось в надписи.

«Перл», яхта Тома, была напичкана сложнейшим оборудованием, но на первый и даже на второй взгляд выглядела скромно. Том хмыкнул, становясь в очередь за белоснежной многоэтажной красавицей с надписью «Примавера» на борту. Владелец громадины учёл проблемы с шириной судна и восполнил недостаток простора в высоту и длину. Том знал, что яхта принадлежит знаменитому певцу, регулярно посещающему остров для лечения связок. Тем не менее, досмотр продолжался более двух часов.

Аливяне работали без скидок на титулы, богатство и известность. Когда наступила очередь Тома, они внимательно изучили документы.

- Ли Лейн с Марса? - спросил хмурый офицер в широкой набедренной повязке. – Вы не родственник Томаса Лейна с Земли?

Том расплылся в улыбке:

- Увы, я его кузен, но он такая паршивая овца, что мы не виделись уже…

- При случае передайте, что доступ на остров ему разрешён, - перебил аливянин, - срок давности истёк.

- А-а-а, – протянул Том, - при случае, да…

- Цель и срок пребывания, источники дохода? - строго спросил офицер.

- Я на несколько дней. Отдыхать. Выиграл в лотерею небольшую сумму, буду жить, пока деньги не кончатся! У меня частный корабль, занимаюсь перевозками, – простодушно моргая ресницами, ответил Том.

- Думаю, мы управимся быстро, - заметил один из пограничников, - этот Маруцци нас измотал, тут вроде бы маленькое водоизмещение.

- У судов класса «земля-вода-космос» водоизмещение намного больше обычного, - поучительным тоном сказал собеседник Тома, - так что не расслабляться!

- Скользкая сволочь этот Маруцци! - пробормотал пограничник себе под нос вместо ответа.

Манна появилась на палубе эффектно – она всегда выглядела сногсшибательно вне зависимости от объёма.

- А где документы на даму? – недоуменно спросил офицер.

- Это моя роботесса Манна, - разъяснил Том.

- А какие функции она выполняет на судне? – осведомился пограничник.

- Экипажа у меня немного, всего трое, а Манна что-то типа информационной базы на ногах, - сказал Том.

- И на каких ногах! – не удержался кто-то из офицеров.

- Матрос, штурман и механик, - сверился со списком аливянин, - и роботесса как корабельный инвентарь.

Манна с мечтательной улыбкой слушала их разговор, поигрывая золотистой бахромой своего пунцового бикини.

- Удивительный экземпляр! - воскликнул офицер, не в силах оторвать взгляд от расслабляющих движений тонких рук. - Где купили?

- На орбите Юпитера есть магазинчик, - любезно сказал Том, - выбираешь детали внешности из каталога, потом приезжаешь и получаешь готовое изделие! Я предпочёл смуглую длинноволосую блондинку с бирюзовыми глазами!

- Дорого? – спросил аливянин.

- Что вы, разве я могу позволить себе такую вещь! – воскликнул Том. – Я взял её в аренду. Они пока тестируют свою продукцию. Мне просто повезло!

Он кивнул Манне, та усмехнулась и жестом фокусника вытащила изо рта белую визитную карточку.

- Попробуйте с ними связаться, они работают круглосуточно! – Том взял карточку и с полупоклоном вручил её офицеру, - если сошлётесь на меня, вам дадут скидку.

Он про себя порадовался, что связь с Юпитером неустойчива и обмен посланиями займёт несколько недель. К тому времени Том со своим экипажем будет далеко. Тем более, что достал он Манну в другом месте.

- Спасибо, - аливянин чуть улыбнулся, - думаю, с вами всё в порядке!

- Благодарю, - Том приложил руку к сердцу, - может быть, хотите поговорить с экипажем?

- Нет, мы уже в курсе, - отмахнулся офицер, - трое гуманоидов помимо вас. Поэтому я и удивился, увидев четвёртую особь.

Том распрощался с пограничниками и уверенной рукой повёл кораблик в воды Отрады.

«Давно пора заняться делом, - думал он, берясь за штурвал, - Манна скоро совсем отощает!»

По какому-то капризу разработчиков или из-за сбоя в программе, Манна худела и толстела в зависимости от состояния счёта владельца. Она осталась в единственном экземпляре: богатые клиенты, купившие подобные модели роботесс, сдали их на переделку, не желая расставаться с деньгами и терпеть рядом с собой толстух. Манне повезло: Том успел спасти бедняжку из мусорного отсека захваченного его людьми корабля. Его неприязнь к владельцу Манны от этого только возросла, и Том потребовал выплатить колоссальный выкуп за жизнь пленника.
Понаблюдав за роботессой некоторое время, молодой человек решил, что при его способности быстро тратить заработанные нечестным трудом средства, он в состоянии пару-тройку дней пережить общество толстушки. Слишком же худая Манна сигнализировала о том, что пора пуститься в очередное приключение. Сейчас она находилась на грани истощения: оборудование для нового корабля стоило очень дорого. На функциональности роботессы это не отражалось, но выпирающие рёбра её не украшали.

- Ты нацелился на Маруцци? – спросила Манна, подходя ближе и слегка касаясь плеча хозяина прохладными пальцами.

- А то! – вмешался проходивший мимо высокий блондин Аксель, по судовым документам матрос, а на самом деле – владеющий многими видами оружия стрелок. Рядом с ним крадущейся походкой шёл Дикий Чу, темноволосый коротышка лет тридцати - механик и по совместительству мастер рукопашного (и не только) боя. За ними, немного поодаль, следовал мнимый штурман Лысый Бу, как и Том, он был среднего роста и внешне чем-то походил на хозяина, только Том щеголял тёмно-рыжей шевелюрой, а Бу брил голову наголо, чтобы оправдать когда-то прилипшее к нему прозвище. Навигационные навыки у него имелись, но лишь как дополнение к другим полезным для пирата умениям. Том любил собирать вокруг себя разносторонних личностей. В наши дни, когда можно стать профессионалом за считанные минуты, а потом за считанные дни отшлифовать знания практикой, найти нужных людей не составляло труда. Сам Том скачал себе в мозг программу «Набор космического морского волка», ухитрившись ничего не заплатить, как и пристало настоящему пирату.

- А, вы в трюм, – кивнул Том, - ну что же, валяйте, проверяйте!

- Когда дело касается собственной шкуры, не грех лишний раз проверить! – отозвался Лысый Бу, мастер безопасного отхода с боевых позиций.

Троица покинула корму. Том зевнул: сегодняшние хлопоты его утомили. Он проследил взглядом за яхтой Маруцци. Конечно, жертва никуда не денется, марина-то одна, да и сам остров невелик.

***

В роскошной каюте с вульгарной позолоченной мебелью, где Маруцци принимал пограничный контроль, великий певец снял с себя парчовый костюм «на публику» и облачился в потёртый бархатный халат на голое тело. Он закрыл дверь и проследовал в рабочий кабинет – светлое помещение, меблированное предельно скромно: стол, шкаф, кресло и массивный сейф в стиле начала двадцатого столетия. Порывшись в шкафу, певец достал палку с крючком на конце и осторожно засунул её в рот. Через несколько секунд Маруцци вытащил из внутренней полости объемистый пакет с контрабандой. «Неплохо, неплохо», - пробормотал он про себя. Наркотик «фейерверк» стоил бешеные деньги и был запрещён к ввозу на Аливу, равно как и на множество других обитаемых планет. Каждая поездка на «отдых» приносила певцу колоссальную прибыль. Он не раз поблагодарил судьбу, что в юности встретился с нужными людьми. Они не только приняли его в свою «семью», но и оплатили операцию по внедрению голосового генератора типа «оперный баритон» с запасной камерой для перевозки контрабанды. Грудная клетка у Маруцци стала шире, но все привыкли, что выдающиеся оперные певцы имеют крупные габариты! До генератора Маруцци обладал противным козлиным тенорком, смешным при его внушительной фигуре!

Певец открыл сейф и небрежно бросил пакет рядом с нановесами и списком кодов доступа к счетам. В ближайшее время предстояло найти на кухне какой-нибудь подходящий порошок и перемешать его с «фейерверком». Благодетелям не стоит знать, что он разбавляет драгоценный препарат! Маруцци давно решил слинять при первой возможности и скрыться на какой-нибудь гостеприимной планете, где моральные нормы позволят ему проделывать множество приятных, но строго запрещённых даже для членов «семьи» вещей. Полное изменение личности требовало денег. А покупка жертв для своих  маленьких развлечений тоже пробивала брешь в бюджете – ведь работорговля официально была повсеместно запрещена.

Зевая, в том же старом халате, Маруцци вышел на палубу. Команда занималась делом, он не зря хорошо платил экипажу.

- Не желаете? – помощник капитана угодливо поднёс ему телескопическую линзу. Маруцци некоторое время пялился на приближающийся берег, затем оглянулся на пограничный пункт: задрипанная яхточка еще проходила контроль. Он щелкнул «увеличение» и лениво скользнул взглядом по людям, находящимся на корме чужого судна. «О! - сам себе сказал он.-  Смуглая блондинка, очень худенькая, стройная… и косточки наверняка тонкие и хрупкие! Интересно, какие у неё глаза? Хорошо бы светлые… слёзы им так идут! Жаль, что здесь на Аливе приходится соблюдать осторожность. Надо бы узнать, что это за штучка…»

***

- Итак, мы пришвартовались очень удачно, всего через две небольшие яхты от «Примаверы», - подытожил Том, - Маруцци пробудет здесь не меньше недели, так что монтаж начнём сразу же, когда в нижних отсеках никого не будет. Манна отвлечёт команду, а вы, ребята, будете работать в соответствии с графиком. Я тоже всегда на подхвате!

- Ага, - фыркнул Аксель, - для начала ты отправишься в «Треснувший кокос», трудяга!

- Грех завидовать ближнему, - осуждающе покачал головой Лысый Бу. Он недавно вступил в ряды какой-то миролюбивой секты, что ничуть не мешало выполнять пиратские обязанности, поскольку Том старался избегать кровопролития.

***

Толщина кошелька на Отраде роли не играла, пока клиент был готов хоть что-то оплачивать. Аливяне были прагматичны, поэтому Том, бывший матрос, спокойно взошёл по деревянным ступенькам, ведущим в «Треснувший кокос» - престижное заведение, что-то среднее между салуном Дикого Запада и тропической хижиной. Маруцци сидел у открытого окна и потягивал коктейль. Поклонники его таланта не досаждали певцу, как это было почти повсеместно, только бросали заинтересованные взгляды, не решаясь попросить автограф, ибо хозяин бара четко проводил политику: ничто не должно мешать клиенту расслабиться.

Томас прошел к стойке, у которой стояли несколько членов экипажа «Примаверы», и заказал фирменный коктейль типа пины-колады. На обратном пути он постарался сесть неподалеку от Маруцци и принялся за напиток, задумчиво поглядывая в окно.

Он думал о том, что Манна наверняка уже проникла на яхту певца и шурует там в поисках поживы. На Отраде были запрещены защитные поля, хитроумные ловушки и другие меры безопасности. Гостям разрешалось иметь не более одного закрытого хранилища личных данных. Вызывающе большой сейф Маруцци был единственной преградой для потенциальных грабителей, пока корабль находился в пределах юрисдикции Аливы.

- А вы один? - вдруг обратился к нему певец. Том вскинул голову и выжидающе приподнял бровь. – Один, - ответил он с достоинством.

- Пересаживайтесь ко мне, зачем кричать через весь зал, - сказал Маруцци приветливо, - я берегу голос. Он замолчал и посмотрел на Тома, как будто ожидал, что тот спросит, почему.

Том равнодушно кивнул. Не все же знают Маруцци в лицо, можно немножко уязвить самолюбие знаменитости.

- Я тоже не люблю кричать, - сообщил он, садясь напротив Маруцци, - мне часто приходится напрягать голос, отдавая команды экипажу.

- Видел вашу яхту, миленькая, - заметил певец.

- А, вы с той огромной посудины? – обрадовался Том. – Моя подруга была бы не против иметь такую!

Маруцци самодовольно ухмыльнулся. Он не хотел ни с кем сближаться, пока не передаст курьеру «фейерверк», но та худощавая блондинка запала в его душу.

- Я приглашаю вас на ужин, - махнул он рукой, - пусть ваша дама прикинет, захочет ли она владеть чем-то типа «Примаверы»… когда вы разбогатеете.

Том проглотил оскорбление и рассыпался в любезностях. Прощаясь, он обратил внимание на отдыхающего неприметной для курорта наружности: шорты в цветочек, сандалии на босу ногу, ядовито-оранжевая футболка. Мужчина пил какую-то разноцветную дрянь и смотрелся безобидно, но Том заметил пляжную сумку, стоящую рядом со стулом: она выглядела угрожающе, эта сумка, даже, несмотря на свисающий из неё край пёстрого полотенца.

***

Том и Манна в тот же вечер посетили яхту Маруцци и пришли в восторг. Том даже помечтал, не присвоить ли «Примаверу», но с грустью отказался от этой идеи. Манна была великолепна и очаровала всех на борту. В последующие дни она часто каталась по акватории на водных лыжах, создавая шумовую завесу для посменно работающих людей Тома и радуя взгляды мужской части яхтсменов.

Вечерами они собирались в кают-компании или накрывали стол на палубе. Маруцци приходил к ним всего один раз. Том считал, что им повезло, потому что через десять дней певец решил отбыть с острова. Он пригласил пару на прощальный вечер и, улучив момент, когда Том делал вид, что увлечен беседой с капитаном «Примаверы», отвел Манну на палубу.

- А вы не хотели бы остаться со мной? – спросил он без обиняков. – Я не заметил между вами и Томасом особой любви.

Манна захлопала длинными ресницами:

- Я была бы рада, но…

- Что же вас удерживает? - Маруцци усилил напор, взяв в обе руки тонкие прохладные запястья роботессы.

Но Манна и сама хотела скорей закончить с этим делом.

- Вы же очень богаты, правда? – спросила она, надувая губки, - это для меня плохо, ужасно плохо!

- И что же плохого в богатстве? – удивился певец.

- Видите ли, я нравлюсь вам худышкой, но моя программа имеет изъян – я толстею, когда мой хозяин богат, и худею, когда беден! Сейчас у Томаса дела не в лучшем виде…

- Ваша программа? – Маруцци выпустил её руки и отступил на шаг.

- Я – роботесса, - просто сказала Манна.

- Ох, - Маруцци так и не нашелся, что ответить. Он разочарованно вздохнул.

- Что же, жаль, что меня не предупредили, - певец начинал сердиться, - думаю, лучше вам с вашим хозяином покинуть мою яхту.

- Как скажете! – Манна улыбнулась.

После ухода гостей Маруцци дал волю гневу. Чёрт, чёрт, чёрт, а он уже строил планы! Его охватило неистребимое желание ударить кого-то, сломать чью-то хрупкую шею, пнуть чье-то живое тело. Он решил покинуть остров рано утром.

***

«Примавера» прошла границу и, набирая ход, устремилась от берега. Через полчаса капитан дал команду на взлёт. Корпус яхты изменился: она приобрела обтекаемую форму, название ее скрылось под специальными щитами. Взревели мощные двигатели, и «Примавера» стартовала в Космос на шлейфе синего пламени, в густых облаках пара и водяных брызг.

Маленький модуль, прилепившийся к брюху корабля с цепкостью паразита, остался незамеченным. В его капсуле находилась Манна, не боящаяся перегрузок. Открыть заранее подготовленное отверстие и пустить в вентиляционные системы усыпляющий газ не составило труда.

Роботесса прошла в штурманскую рубку, осторожно оттащила капитана от пульта и вызвала подмогу. Затем она включила автопилот, проследовала в кабинет Маруцци и открыла сейф. Как она и предполагала, Маруцци поленился очистить нановесы от крупинок «фейерверка».

«Перл» стартовала с меньшим эффектом, но достаточно быстро, чтобы догнать «Примаверу». Когда патрульный катер аливян состыковался с яхтой Маруцци, Томаса и след простыл. Группу офицеров встретила Манна.

- Что же, - сказал руководитель операции, - налицо дерзкое ограбление… Все улики будут собраны и рассмотрены должным образом.

То же самое он сказал проснувшемуся Маруцци и членам экипажа, хотя певец и протестовал против полного осмотра судна. Теперь уже на совершенно законных основаниях. То, что в ходе спасательной операции вскрылись некоторые подробности, «семье» наверняка не понравилось. В сейфе к тому же обнаружились материалы, которые поставили крест на отвратительных увлечениях певца на ближайшие несколько десятилетий и вывели его из-под защиты «семьи».

- Ты думаешь, он догадался? – спросил руководитель операции. Если бы Том мог его сейчас видеть, он с трудом узнал бы в подтянутом аккуратном офицере ярко одетого курортника с пляжной сумкой.

- Кто знает, - хихикнула Манна, - я сказала ему, что улечу в модуле-паразите и встречусь на нейтральной территории.

Роботесса сидела в штурманском кресле и с интересом разглядывала свой маникюр.

- Въезд на Аливу мы ему запретим, - заметил её собеседник, - проблемы господина Лейна пусть волнуют другие ведомства. А мы провели блестящую операцию в пространстве Аливы и на межгалактическом уровне нам не раз «спасибо» скажут. Теперь мы знаем состав этой партии «фейерверка» и задержим курьера на раз-два… К тому же Маруцци стал очень покладистым после того, как наш медик обнаружил его внутреннюю полость.

- Том оставил мне парочку кодов к счетам, - бросила Манна небрежно…

- Аливянские офицеры взяток не берут, - насупился руководитель группы, - если только на благотворительность… один код…

- Чудесно! - и Манна вытянула изо рта бумажку с заветными цифрами.

***

На борту «Перл» царило ликование. Том в окружении друзей-пиратов сидел в кают-компании и пил пиво. Они прихватили с Аливы кучу морепродуктов, сварили их на камбузе и наслаждались заслуженным отдыхом. Все коды были задействованы, и деньги Маруцци сложными путями утекли на счета изобретательной четвёрки.

- Ты думаешь, она догадалась, что ты догадался? – спросил Аксель, выуживая из панциря что-то аппетитное.

- Кто знает, - улыбнулся Том, - с самого начала они здорово прокололись.

- И в чём? – спросил молчаливый Чу.

- Тот парень, бывший хозяин Манны. По идее, если он богач, то она должна была быть ещё той толстухой… А я нашёл её в мусоре вполне изящной девушкой. Логично, что настоящим хозяином был кто-то другой. Когда я стал ее владельцем, она прибавляла в объемах, как и предусмотрено программой…

- Хорошо, что мы вылетели сразу за Маруцци, а не стали ждать сигнала от Манны, - сказал Чу.

- Но она же нам просигналила, - напомнил Аксель.

- Значит, мы еще увидимся, - подытожил Бу.

Том пожал плечами:

- Если она не разорвала наши отношения, то да…

А в это время привлекательная, но, увы, слишком толстая молодая женщина, кряхтя, спускалась на землю Аливы по трапу конфискованной «Примаверы». К счастью, Том мастер швырять деньги на ветер. И скоро она вновь будет прекрасна и стройна!

Page generated Sep. 23rd, 2017 02:42 pm
Powered by Dreamwidth Studios