fistashka: (писатель)
[personal profile] fistashka

Королева Корнелия повстречала волшебницу не в добрый час. С утра муж-король потащил ее на охоту, которую монархиня не любила – лошади были слишком высокие, собаки слишком злые, звуки охотничьего рожка вызывали головную боль. Молодая женщина постепенно отстала от охотников и свернула на еле различимую тропинку, которая через лес вела в поля.

Королева Корнелия повстречала волшебницу не в добрый час. С утра муж-король потащил ее на охоту, которую монархиня не любила – лошади были слишком высокие, собаки слишком злые, звуки охотничьего рожка вызывали головную боль. Молодая женщина постепенно отстала от охотников и свернула на еле различимую тропинку, которая через лес вела в поля.

Некстати прыгнувшая на дорогу белка решила всё. Зверёк умчался, а лошадь Корнелии, до того момента спокойная и меланхоличная, заржала, встала на дыбы и понеслась по тропинке, перепрыгивая выступающие тут и там корни. Ветви хлестали по лицу, лошадиная спина то взлетала, то проваливалась, но королеве удалось удержаться в седле.

Внезапно послышался женский крик, и лошадь остановилась как вкопанная. Корнелия ахнула и, чудом не вылетев из седла, высвободила ноги из стремян и осторожно соскользнула на землю. Перед ней, прижимая руку к груди, стояла скромно одетая немолодая женщина со следами былой красоты на худощавом лице.
- Смотреть надо, куда прёшь! – неожиданно грубо сказала незнакомка. – Я упала и сильно ударилась, хорошо, ничего не сломала!
- Я дам тебе денег! – так же грубо ответила Корнелия. Вообще-то она была вежливой королевой, но поскольку день сегодня не задался, она была более обычного раздражена. И хамство простолюдинки стало последней каплей.
Корнелия не носила с собой кошелек, но кое-что из недорогих драгоценностей, тех, что не жалко, она практично надела на охоту. Сняв с шеи тонкую серебряную цепочку, она кинула её старой женщине. Цепочка упала на тропинку у её ног.
- Возьми и радуйся, что легко отделалась! – с этими словами королева подхватила лошадь за повод и развернула ее в обратном направлении.
- Я вижу, чьи гербы на твоем седле, девчонка! – ввинтился в спину голос простолюдинки. - Не тебе судить, кто отделается легко после нашей встречи!
Королева хотела ответить что-нибудь ядовитое, но, обернувшись, увидела, что женщина исчезла.

Она, конечно, пожаловалась мужу, но тот лишь рассмеялся и пообещал больше не брать жену на охоту. Это тут же утешило королеву и она совсем было забыла о странной встрече, если бы не тот голос, иногда все-таки звучавший у нее в голове: «Не тебе судить, кто отделается легко после нашей встречи!»
А король без её ведома спустился в деревню, расположенную у стен замка, и нашел небольшой дом, в котором проживала женщина, сбитая лошадью королевы. У входа монарха встретил маленький золотой дракончик, затем на пороге появилась сама хозяйка.
- Волшебница, моя жена не знала, кто ты. Не держи зла, она иностранка и здесь совсем недавно.
Женщина усмехнулась: "Я тоже здесь всего несколько лет, Ваше величество".

Король подарил ей красивую золотую цепочку и откланялся. Волшебница не сказала, что уже поколдовала над серебряной цепочкой, вещью, опрометчиво данной ей обидчицей. Она взяла золотую королевскую цепь и подумала, что всегда успеет наложить другое заклятье. Она еще не знала, что колдовство не вечно: силы её незаметно таяли, заклятия с каждым годом слабели. Так что волшебница только пожала плечами и села на пороге. Характер у неё был не сахар. Подумала, пусть королева ещё помучается. Золотой дракончик пыхнул огнём, услужливо поджигая уголёк в её трубке. Белые колечки дыма лениво поплыли в небеса.

Две королевские дочки-близняшки, Диалин и Раскетта, со временем выросли и стали совершенными красавицами: изящные, лёгкие, с миндалевидными янтарными глазами и пышными рыжими волосами до талии. Но до чего же разные характеры у них были! Спокойная, тихая, застенчивая Диалин и веселая, яркая, энергичная, честолюбивая Раскетта. Если бы у короля был сын... Но наследник у венценосной четы так и не появился, и король с грустью думал, что придётся передавать королевство в чужие руки. «Твой внук будет королём», - утешала его Корнелия, словно извиняясь, что не смогла родить мальчика.

А принц из соседнего королевства уже на подходе: красивый, общительный, почтительный к старшим. Но вот незадача: не Раскетта пленила его сердце. Он сделал предложение мямле Диалин! Король и королева вздыхали: слабохарактерная дочь будет всегда послушна мужу. Кто знает, как поведёт себя принц, став королем. «Это будет после тебя, - снова утешала мужа Корнелия. – А если он хороший, то ты можешь ещё при жизни передать ему корону!»

И король, вздыхая, заказал свадебные подарки. За день до торжества привёз их на корабле в ближний порт сам пират Чёрная Гроза. Из всех морских разбойников только его называли приличным человеком: он никогда не проявлял излишнюю жестокость в то суровое время, а если и убивал, то только при попытке вооруженного сопротивления. Принимать заказ пришли Корнелия и Раскетта. Принцесса была очарована и смущена: у пирата чёрные густые волосы, настоящие, не парик, они коротко пострижены, на нём темная одежда, сапоги простые и сразу видно, что он не наряжается для привлечения внимания, а придерживается практичного стиля, где нет места романтике. Раскетта сама высмеивала мечтания Диалин о любви до гроба, но она не имела бы ничего против того, чтобы черноволосый красавец с загадочным взглядом чёрных глаз принес бы ей алую розу или написал бы пару строк в конверте, запечатанном своей личной печатью с изображением птицы.

Чёрная Гроза легко поддался чарам прелестной принцессы. «Моя сестра выходит замуж, мне здесь больше нечего ждать!» - шепнула ему Раскетта, когда он помогал ей развернуть рулон шёлка.
«Так идём со мной!» - предложил пират. Он понимал: после побега путь в королевство ему заказан, но он легко найдёт другие источники сбыта.
«Моё окно!» - Раскетта начертила на бумаге план. Корнелия ничего не заметила. Дочь объяснила ей, что рисует набросок кружева для очередного заказа.
Ночью Диалин проснулась в страхе: чья-то рука зажала ей рот. Робкая девушка потеряла сознание.
«Тише!» – запоздало шепнул кто-то.
Её вынули из окна и спустили вниз по качающейся лестнице. Дальше – порт и корабль «Морская мечта». Диалин пришла в себя, но молчала в смертельном испуге. Утром она увидела у своей кровати чужого страшного человека.
«Раскетта, любовь моя!» - сказал он ей.
«Я Диалин… А кто вы?!» - спросила она дрожащим голосом.

А в королевстве сыграли свадьбу. Раскетте даже понравилось играть роль простушки. Она опускала глаза и краснела, когда принц целовал ей руку.
На следующий день молодой муж пошёл объясняться к королю, но было уже поздно. Раскетта показала свой истинный нрав и теперь стало понятно, кто будет главным в этой парочке.
Король сначала горевал, объявил о награде за возвращение дочери, но потом сообразил, что сделать уже ничего нельзя. Он надеялся, что Чёрная Гроза когда-нибудь появится на горизонте. До него доходили слухи, что пират счастливо женился и перестал разбойничать на море. Сожалела о Диалин только постаревшая Корнелия.

Сначала Диалин с красивым лицом коварной Раскетты раздражала Чёрную Грозу. Но разве можно долго злиться на такого неловкого ангела? Она боялась высоких волн (это у неё от Корнелии), несколько раз чуть не свалилась за борт, приходилось в последний момент хватать ее за шиворот, как глупого котёнка. Она пыталась всем помочь, но её движения были так неуклюжи. Поначалу она помогала коку: картофельные очистки в крови, нежные белые руки в порезах. «Мне придётся всю жизнь за ней приглядывать, вот глупышка», – думал пират, думал уже с нежностью. Ведь малышка ни в чём не виновата, её лишили трона и оторвали от всего, что ей дорого. И он приглядывал за ней, приглядывал до очередной схватки, когда зазевавшись, в мыслях о безопасности Диалин, он пропустил удар саблей. На левой руке два пальца обрублены – пустяк для ближнего боя, но Диалин под присмотром корабельного хирурга сама сделала перевязку, сидела у изголовья пирата, когда раны воспалились и, мёртвой хваткой вцепившись в штурвал, зажмурив глаза, глотала солёную морскую воду, когда все измотаны и некому стоять на вахте.

В тихом городе Чёрная Гроза и Диалин поженились. Молодожёны уплыли на «Морской мечте» в далёкий край, туда, где несколько лет назад пират открыл загадочный остров: чудесное место, с полями, лесами, полноводными реками и роскошным дворцом среди утопающего в цветах и плодовых деревьях сада. Долгое время дворец пустовал, но теперь ожил, стряхнув пыль забвения. Многие люди приплывали на остров в поисках лучшей доли: пират и Диалин принимали всех. Награбленные за годы разбоя средства Чёрная Гроза пустил на процветание новой родины. Он основал торговый дом и купил надёжные корабли, на которых перевозились товары. Лучшие члены его команды стали там капитанами. Торговый дом доставлял грузы по всему миру, слава Чёрной Грозы не поблекла, и пираты боялись нападать на хорошо вооружённые и защищённые суда.

Диалин часто гуляла по острову, как всегда немного рассеянная, но с доброй и приветливой улыбкой на лице. Повсюду сопровождали её пёстрые крикливые птицы, легко перенимающие человеческую речь. Именно такая птица была изображена на перстне-печатке её мужа. Молоденьким юнгой он попал на чудесный остров и нашёл изящную вещицу в одном из дворцовых покоев. Единственный обитатель острова, старый сторож, приглядывавший тогда за дворцом, с неохотой позволил ему унести кольцо и много других ценных вещей. «Всё равно хозяйка не вернётся», - обронил он. Хозяйка-волшебница, своенравная и вспыльчивая, давным-давно покинула дворец, наложив неснимаемое заклятье: никогда не вернусь туда, где были разбиты мои мечты. Сторож что-то бормотал о несчастной любви, но молодой пират был алчен и эгоистичен, не мог вспомнить, что говорил старик, как его ни тормошила Диалин. Волшебница небесной красоты улетела с острова, держась за крыло маленького золотого дракона. Дракон по слухам был обычной птицей, птицей с печатки, но хозяйке больше нравились драконы – а золотой, он так эффектно смотрелся на любом фоне!

Тем временем старый король передал престол мужу Раскетты. Жестокая из нее получилась королева. Во сне она часто вспоминала сестру и даже всхлипывала, размышляя, что заставляет её быть такой плохой. Но утром будто злой дух вселялся в королеву. Она делала нехорошие вещи, говорила страшные слова, совершала подлые поступки. Муж ее погиб на охоте – говорили, хотел кто-то убить королеву, а попал в скачущего рядом с ней супруга. Своего единственного сына-принца и того умудрилась испортить, воспитать похожим на себя. И когда сосватали за сына скромную милую принцессу, Раскетта торжествовала, предвкушая, как будет и дальше властвовать над страной. Но сын не стал церемониться. Собрали кое-какие пожитки Раскетты, посадили королеву-мать на корабль.
- Уезжай, ты здесь не нужна! – сказал сын, недобро улыбаясь. Юная жена стояла рядом с ним, и Раскетта увидела в ее кротких глазах жажду власти. Скромница сбросила маску.
Корабль Раскетты отправился в плавание. Ни один город, ни одна страна не хотели принимать злую королеву. Наконец, в одном порту команда сбежала на берег, ночью отвязав судно от причала. Проснулась Раскетта в бушующем море. Одна-одинёшенька.

А волшебница жила-поживала. Двигалась она с трудом, волшебство её находилось на исходе. Хотела было она нарушить клятву и перенестись на родной остров, но не смогла, сил не хватило. За стариковскими заботами совсем забыла она о добром заклинании, но перед лицом смерти, перебирая вещи в сундуке, нашла там две цепочки: серебряную и золотую. Волшебница налила воды в два блюдца и положила в каждое по цепочке. В первом увидела она спокойное доброе лицо Диалин на фоне цветущего сада её юности, во втором – искажённое злобой лицо Раскетты на фоне высоких волн. «Забывчивость моя! - воскликнула волшебница. - Что же я натворила!"
Она подозвала золотого дракончика. Сияние стало со временем сползать с его крыльев, и форма их колебалась, что-то иное проступало сквозь драконий облик.
Волшебница связала цепочки в одну и дала дракону. Маленькое чудовище осторожно взяло их в пасть. Старая женщина напрягла все силы и произнесла своё последнее заклинание. «Лети!» - сказала волшебница, и дракончик, сделав перед ней прощальный круг, выпорхнул в окно.
Старуха взяла трубку, слабеющими руками зажгла её и села на пороге дома, пуская дым в темнеющее небо. Золотая точка летела к горизонту высоко-высоко. И в этот момент спали последние чары.

Раскетта стояла на палубе ошеломлённая и растерянная. Внезапно волна боли и отчаяния захлестнула всё её существо. Она легла на доски, раскинув руки, лицом вниз, и слёзы дождём закапали на отполированную сотнями матросских башмаков древесину.
«Неужели это сделала я!» - шептала она.
Она вспоминала милое лицо сестры, ласковые руки матери, веселый смех мужа и много еще чего проносилось в её мыслях.
Вдруг женщине послышалось какое-то шуршание. Раскетта с трудом поднялась и взглянула на источник шума. Перед ней, удобно устроившись на мачте, сидел маленький потрёпанный золотой дракончик с какой-то нитью в пасти.. в клюве… «Чего уставилась? – буркнул он, не разжимая челюстей. – Привяжи нить к мачте!» Раскетта дрожащими пальцами привязала тоненькую нить из двух цепочек – золотой и серебряной – и дракончик, взмахнув крылышками, ринулся вперёд. Судно полетело за ним, как будто все попутные ветры разом задули в его паруса.

И вот Раскетта на берегу. Ей пришлось лишь слегка намочить ноги в тёплой воде, спускаясь по трапу. Она выжала подол платья, поправила волосы и готова отправиться в путь. Дракончик сидит на ветке незнакомого раскидистого дерева с листьями в форме сердечек. На глазах Раскетты он расправляет крылья и… вот, перед ней смешная пёстрая птица, та самая, которую когда-то она впервые увидела на перстне-печатке пирата Чёрная Гроза.
«Идём к Диалин! - пронзительно верещит птица. – Как же мне надоело быть драконом!» В птичьем голосе звучит некоторое кокетство. И спустя много лет, прыгая по веткам среди громогласных собратьев, он будет вспоминать сказочные времена, когда он летал по небу, изрыгая пламя, старую взбалмошную хозяйку и её трубку, в которой ему так нравилось разжигать огонь.

Page generated Sep. 23rd, 2017 02:42 pm
Powered by Dreamwidth Studios